Гештальт-интенсив в Коктебеле 2018. Мысли.

Эмоционально на гештальт-интенсиве я понял одну вещь. Раньше как-то оправдывал бывшую супругу, не желая верить в то, что ошибся в человеке с которым прожил больше 10 лет. Мне проще было взять вину за её действия на себя, чем разочароваться в человеке, которого любил. Искать, что такого сделал не так в себе.

Я донес гешталь-терапевту эмоциональную историю нашего расставания, не дающую покоя долгие годы. Не все, конечно, длинная история. Пока говорил, скорее уже в конце гештальт-интенсива, понял, что нет смысла оправдывать человека, который расстался легко одним днем после того, что получил. Какие-бы обиды там не были.

Непедагогично оправдывать человека, который ведет себя бессовестно, иначе изменений у него не будет. Да и простить можно лишь того, кто сам искренне раскаялся и нашел смелость сказать об этом пострадавшему. Человек длолжен быть достоен прощения. Одностороннее прощение только со стороны пострадавшего — ни о чем. Это какой-то странный акт, нивелирующий всю прожитую боль, не зная, чувствует ли хоть какую-то вину за содеянное виновник — это ни разу не благотворительность, а что-то весьма ущербное.

Одностороннее раскаяние, если пострадавшего о нем не известили, пожалуй, даже хуже, поскольку не дает свершиться прощению. Простить можно в обмен на раскаяние — это виртуальный договор, который может быть расторгнут только при взаимном участии и согласии обоих участников. Я все-же давно отпустил эту ситуацию. Она почти не вызывает сильных эмоций, так, какие-то остатки.

Мне не жаль квартиры, которую я потерял — это плата за информацию с каким человеком жил долгие годы. Но мне очень жаль, что я потерял веру в этого человека и он передает свои нравственные устои моей дочери.  Ну хорошо, получила квартиру, ну хоть будь благодарна за это… Зачем ребенка держать заложником, будучи далеко не святой? Или она думает иначе?

Когда выносил свою боль на группу, от девушек посыпалось куча советов как надо было бы поступить в данной ситуации. В общем-то, я предполагал такое развитие событий. Когда сталкиваешься с болью другого, легче начать что-то советовать — своеобразная защитная реакция психики. Хотя советы, нередко, неприменимые, поскольку не находишься в этой ситуации и не понимаешь, что там творится на самом деле. И я поймал себя на мысли, что начинаю оправдываться.

Например, одна из девушек рассказала историю, что у одной её знакомой в суде по согласованию графика встреч отец упал на колени перед дочерью, рыдал и кричал как он любит дочь и у неё это потом осталось в памяти. Так вот, я не собираюсь врать себе или кому-то, поскольку не способен на такой выброс чувств. Если бы это произошло — это была бы игра посредственного актера. 🙂 Такое бурное проявление эмоций мне абсолютно чуждо, пожалуй, даже с детства. Я думаю, что даже если куплю абонемент на ежедневное посещение гештальт-терапевта ситуация вряд-ли как-то изменится. Если следовать соционике, то при моем социотипе у меня очень типичное проявление эмоций. Почему оно у меня может быть другим?

Я не знаю, что за привязанность и страдания должны были быть у этого отца, чтобы возникло такое сильное проявление. Я знаю, что люблю дочь так, как люблю, но во внешнем проявлении я могу лишь обнять её и слегка прослезится. Да, я с нетерпением жду этого момента, отдавая себе отчет, что он может и не произойти. Я давно уже с этим смирился и меня это не особо напрягает, как бы жестко и бессердечно это не казалось. За 4 года без общения с дочерью психика старательно размазывает сильные эмоции. Думаю, бессмысленно сравнивать их проявление у разных людей. У меня они такие, нравится кому-то это или нет. Наверное, это тоже похоже на оправдание, но эмоции, в отличие от логики — самая правдивая штука и на них сложно повлиять.

Были советы встречаться с дочерью по дороге из школы, чтобы она видела, что я её не оставил или долбить в дверь, чтобы она слышала. Думаю, дочь и так знает, что я её не оставлял. Она более чем умна, чтобы все понять. Понятно, что мама извратила даже то, зачем я подавал на суд, на котором дочь была, донеся, что это я им просто хочу досадить. Собственно, свою точку зрения она сказала на суде. Человек не в адеквате, никак не может понять, что не может делать выводы за другого, ни разу не ответив мне на сообщения, не поговорив со мной.

И вообще, мне довольно неприятно слушать такие рекомендации. Это похоже на вымаливание права дочери видется с отцом. Типа приползти на коленях к бывшей и попросить за что-то прощения, чтобы с барского плеча была спущена возможность ребенку получать любовь двух родителей. Это не кажется вообще как-то странно?

Я не понимаю как вообще могли нарисовать законы, которые бронебойно защищают  одну сторону — мать. Маме можно вообще ничего не делать, чтобы остаться при своем, а отцу нужно потратить дофига денег и сил, чтобы иметь возможность лишь график встреч согласовать. Замечу, что законы защищают интересы не ребенка, а его матери.

Я все время после развода работал топ-менеджером в различных компаниях и получал весьма приличную зарплату. Выплата алиментов в размере 25% на ребенка — это некоторая насмешка. При таких выплатах к 18-ти летию у неё как минимум должна быть уже своя квартира. Мне думается, что сейчас я просто содержу мать и ей не надо работать. Деньги на что-то уходят, но на что? Это похоже на налог на бездетность, который был в СССР. Откладывает ли она на образование дочери, водит ли в кружки/секции, путешествует ли, откладывает на покупку квартиры и т.п. Мои деньги вообще идут на дочь или я их плачу, лишь чтобы бывшая могла не работать?

Кто-то скажет, что полно отцов уклоняется от алиментов и пр. Но в данном случае речь обо мне. И я лично знаю немало порядочных мужчин, оказавшихся в точно такой-же ситуации, которые честно платят немалые алименты, но встреч с детьми приходится добиваться с боем. Я раньше спокойно относился к этим выплатам, но в последнее время они начинают меня бесить. Когда я остаюсь без работы (а такое бывает, работа нервная) — алименты все равно продолжают удерживаться по средней з.п. с последнего места работы. Кто вообще придумал такой бред, за что наказывают честных отцов??? Мне интересно, почему закон дал право матери делать из ребенка свою собственность, игнорируя потребности ребенка, навязывая свою точку зрения.

Вместе с дочерью мы прожили больше 6 лет и она меня прекрасно знает, какой-бы бред ей там не рассказывали. Если захочет, найдет мой блог и почитает всю историю моих переживаний по годам. Этого достаточно, чтобы составить обо мне представление и понять, хочется общаться или нет.

Я на группе в гештальт-интенсиве не ответил на замечания, что чего-то не доделал в своих действиях, но сейчас скажу. Я НЕ ХОЧУ вести партизанскую войну, что-то кому-то доказывая. Я чувствую сильный дискомфорт от подобных действий. Мне неприятно видеть, как дочь на меня смотрит обиженно, раздраженно или даже агрессивно. Я не знаю, что с ней происходит. Я не хочу ей что-то  доказывать в данной ситуации, или что-то доказывать бывшей. Меня уже не сильно волнует, что они подумают. Зачем играть эмоционального отца если я таким никогда не был? Если извержение вулкана поблизости произойдет — меня это не сильно эмоционально заденет, я буду с холодной головой разруливать ситуацию и все. Играть эмоции для кого-то — это будет ложь, непонятно зачем.

Я 4 года подряд ходил на 1 сентября в школу, чтобы хотя-бы увидеть дочь. Да, у меня была надежда, что уж туда-то её приведут когда-нибудь. Не срослось. Когда дочь пошла в 6 класс я изменил этой бессмысленной традиции, посчитав, что побыть на гештальт-интенсиве для меня полезнее. Несомненно, найдется кто-то, кто скажет, что надо было продолжать упорствовать, идти до конца. Зачем? Мне противно даже думать о том, что дочь не приводили на праздник 1 сентября, лишь потому, чтобы она не видела меня. Я просто не могу вообразить какую степень жестокости надо иметь, чтобы так поступить. Не по отношению ко мне, по отношению к своему ребенку. Я это пережил, не сказать, что легко, но пережил, а вот что у дочери внутри творится — вот за это мне очень боязно и даже страшно. Но, я знаю, что она сильная, выдержит.

Я себя ловил на мысли в такие моменты, что не смотря на то, что бывшая делает, мне её жаль. Жаль, потому-что «не копай другому яму — сам в неё попадешь». Пожалуй оправдание для неё может быть лишь одно — если она совсем не эмпатичная и ничего не чувствует, не чувствует боли другого человека,  совсем не чувствует. Если бы дочь жила у меня, мне было бы дико не давать маме общаться со своим ребенком. С моей точки зрения — это какое-то безумие. Меня бы просто стыд замучал, как бы там я на человека не обижался, но это вопрос и этики и заботы о ребенке.

Например, для меня было очень больно услышать от моего отца, что ему бывшая даже дверь в подъезд не открыла, поговорив несколько минут по домофону. Я бы от стыда просто сквозь землю провалился, не пустить человека, который имеет право, приезжая раз в год в Нижний Новгород увидеть внучку. Это что? Безумная жестокость? Безумный страх посмотреть в глаза? Или просто безумный эгоизм, когда пофиг, что там присходит у других, лишь бы у себя любимого все было хорошо.

Я вообще не понимаю зачем дочь втягивать в конфликт? Это месть или что? Если месть, то за что? Сама подала на развод, получила квартиру, получала хорошие алименты. Я до сих пор не могу понять. Это просто никак не укладывается в мою систему ценностей, хотя лет много прошло и пора бы уже все это забыть и выбросить из головы. Видимо, гештальт-интенсив разбередил старую рану.

Расстроился я и по поводу тестя. Хотя старался эту тему не поднимать. Проговорил эту ситуацию в беседе с терапевтом. С тестем были очень хорошие отношения. Ну или мне так думалось. Я очень уважал его, как мудрого человека. Эдакий добродушный великан, выше меня ростом при моих 184 см. Он мне очень нравился. С момента расставания он ни разу не позвонил. Возможно, ему это не надо. Возможно, ему запретила жена. Не знаю, что там ему наговорили. Не удивлюсь, если какой-нибудь бред. Люди, которые способны без стыда и смущения, чтобы соблюсти какие-то свои интересы, нагло врать ребенку, вряд-ли изменят свое поведение с другими . В любом случае, для меня гигантское разочарование. Хотя, сейчас уже все равно. С таким слабаком я бы в разведку не пошел. Возможно, это полезное разочарование.

С братом супруги были нормальные отношения, которые закончились одним днем, расставанием с его сестрой. Как будто всем мучжчинам в этой семье запретили общаться со мной. Это такая слабость, податливость, подкаблучность? Ведь брат смог жить в отдельной квартире лишь благодаря мне. Что происходит с людьми? Они настолько слабые, чтобы хотя-бы в SMS что-то попробовать выяснить? Или настолько безразличные? Ну ведь знаешь, если бы не этот человек, пришлось бы хренову тучу лет выплачивать ипотеку, а ему в это время было очень непросто, поскольку он платил ипотеку за тебя… Здесь тебе принесли все на блюдечке с голубой каемочкой и нет желания в качестве благодарности что-то сделать тому, кто сделал подарок. Я просил его по SMS скинуть хотя-бы фото дочери, а в ответ — тишина.

Сложно после этого эпизода доверять людям. Противно разочаровываться в тех, о ком был очень высокого мнения. Больно разочаровываться. 🙁 И, честно говоря, я не знаю можно ли полностью отпустить все это, простив. Как простить предательство, удар в спину, иcподтишка, жестоко, бессердечно?

Spread the love
Запись опубликована в рубрике О жизни, Психология, Семья с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.