Девочка у которой не было отца

Переслали ссылку на интересный сайт. Понравилась своей откровенностью история «Девочка у которой не было отца«. Вкупе с «Материнство — не единственное призвание женщины» появилось чуть больше понимания в поведении бывшей супруги. Почему расстались. И почему именно так, просто вычеркнула из своей жизни без возможности как-то общаться. И, главное, почему вычеркнула из жизни ребенка.

Вчера было с утра отвратительное настроение после того как на почте забрал вернувшуюся посылку с подарком для дочери на Новый Год. Уже практически три года прошло с того момента как расстались, но бывшая упорно не желает хоть как-то начинать общаться. Ребенок прозомбирован и её упорно подталкивают к тому, чтобы она пошла по стопам матери по истории «Девочка у которой не было отца«.

Не знаю почему, но у меня есть уверенность, что с моей дочерью так не выйдет. Да, я не был идеальным отцом, обычным. Научил её каким-то вещам, мы много общались, дочура прибегала ко мне за защитой, когда ей доставалось от матери за то, что она не укладывалась в какие-то её нормативы. Брак поломали, когда дочуре было почти 7 лет.

У современного поколения детей отношение к тому, чтобы воспитываться только мамой гораздо проще. Институт брака деградирует. Когда я учился в школе неполные семьи были редкостью. Сейчас — обыденность. Чем дальше, тем больше, т.к. никаких реальных преград нет. По телевизору PR матерей одиночек, говорящий, что в этом, в приницпе, нет ничего плохого. Суд разводит практически автоматически. Супруга подала заявление и максимум через 3 месяца свободна, присутствие в суде, чтобы как-то там разбираться, что за проблема, не требуется. В некоторых западных странах, чтобы расторгнуть брак должно быть обязательное заключение семейного психолога, для верующих — психолога церковного. У нас к институту брака относятся как к формальности.

Юристы за появление в суде по семейным вопросам берут «скромные» 10 тыс. руб. за один выход и ничегонеделание в течении 15 минут заседания. Я сдуру потратил эти деньги, полагая, что через такого «третейского судью» удастся хоть как-то начать общаться с бывшей, но прока абсолютно никакого. Даже попытки нет отработать эти деньги. Не явилась в суд — просто заработал за ничегонеделание 10 тыс. руб.

Женщина получает в данном случае ребенка в полное владение. Государство её защищает. В органах опеки и попечительства особо не занимаются такими вопросами. У них хватает дел посерьезнее. В моем случае отделались телефонным общением с матерью и ребенком. Что можно получить из такого общения? Никто не хочет связываться с нестабильными мамочками и бабушками. Мать ребенка вправе вообще никак не реагировать на звонки, не открывать дверь и т.п. Реальной власти у органов опеки нет. Все, что в рамках их компетенции — посодействовать в суде для установления графика свиданий. Но график — штука тоже бесполезная, т.к. прозомбированный ребенок без согласия матери никуда не пойдет.

Затевать войну с матерью своего ребенка, пригоняя в дом судебных приставов, фиксируя появление участковыми и т.п.? Зачем? Чтобы доказать, что ребенок не безразличен. При этом окончательно поломать нежную детскую психику. Стоит оно того или нет? Что в данном случае лучше? Отступить и отпустить? Или идти напролом, невзирая? Понимая, что у матери, которая 95% времени проводит с ребенком куда больше рычагов воздействия, чтобы преподнести любое твое действие в нужном свете…

Spread the love
Запись опубликована в рубрике О жизни, Семья с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.