Как отстаивать права отца в суде? Часть 1.

Случаются ситуации, когда люди расстаются. Ситуация тяжелая, но не фатальная. Хуже, когда после развода с мамой остается любимый ребенок и она начинает, пусть даже неосознанно, «сливать» на ребенка накопленные обиды, не давая встречаться с отцом. Ребенок принимает на себя весь «сор из избы»: цветы редко дарил, посуду не мыл, не готовил, мало внимания уделял, с тобой редко играл и т.п. При постоянном повторении такой мантры ребенок, даже испытывая нежные чувства к отцу, начинает думать, что действительно, папа-то какой-то редкостный негодяй. Кому ещё верить, кроме мамы?

Что делать, если бывшая супруга не дает встречаться с ребенком? Причем, не то, чтобы препятствует общению, но скорее ему не способствует. Договорится нельзя: мобильный не берет, обычный телефон бросает, подарки ребенку не принимает, курьеров с цветами разворачивает, на почту и SMS не отвечает, при личной встрече сбегает и т.п. Общение не складывается. Из-за чего такая реакция — не понятно, ибо диалога нет.

Очевидно, что если со стороны матери нет никаких попыток наладить общение отца с ребенком, то никакое формальное судебное решение этот подход не изменит. Но все-же по-порядку.

Органы опеки, представители по защите прав ребенка

По моему личному опыту в подобных конфликтах эти органы довольно бесполезные организации. Однако в любом случае через эти организации нужно пройти. Во-первых, не все люди формалисты. Есть и те, кто душой болеют за своё дело. Во-вторых, нужно соблюсти формальности — попытка досудебного урегулирования конфликта будет плюсом.

В моем случае вся деятельность органов опеки свелась к звонку бывшей супруге с вопросом: «Почему не даете общаться отцу с ребенком». На что был получен ответ: «Я не запрещаю, ребенок сам не хочет». После этого столь же формальный разговор с ребенком, который в присутствии мамы с той стороны трубки отвечает, что «видится с отцом не хочу». Возраст не имеет значения. В моем случае дочери было 9 лет.

Ровно аналогичный ответ был получен на заявление в органы опеки, что бывшая не дает встречаться дочери с бабушкой и дедом. Ответ бывшей такой-же лаконичный: «Я общению не препятствую, ребенок сам не хочет». Интересно, с чего это вдруг ребенок не хочет видится со всеми родственниками отца?

При этом когда дед приехал издалека, чтобы повидать внучку, ему даже дверь подъезда не открыли. Постоял перед домофоном, перекинулся парой фраз и на этом все закончилось. Эдакий вариант сказки про лису и зайца: «Была у зайца избушка лубяная, а у лисы ледяная». 🙂

В органах опеки работают женщины, они насмотрелись на мужиков-козлов, так что и вас причислят к их стану. Но, как говорил Карлсон: «Спокойствие, только спокойствие». 🙂 Для осмотра жилья ко мне приезжала негативно настроенная представитель органов опеки. Однако, мы мило побеседовали. Она убедилась, что я не тот редкостный негодяй, который был описан бывшей. На суде она, кстати, выступила скорее для поддержки искового заявления.

С полномочными представителями с точки зрения формалистики ситуация аналогичная. У них нет реальных полномочий, кроме как заниматься отписками. При этом люди вполне себе милые, с ними приятно пообщаться, они сочувствуют, но как помочь не знают.

Взрослого человека к психологу невозможно насильно направить, как сказала представитель: «Пока он не будет голышом по улице бегать». Очевидно, что в данном случае нужно сначала решать психические проблемы мамы, а уже потом и с ребенком наладится. Если же ему будут постоянно «капать на мозг» в негативе на отца, то ничего хорошего не получится.

Суд

Нужно понимать, что судебный вариант — это попытка силового решения конфликта, а это скорее проигрышный вариант. В суде можно надеяться только на формальность. Но пройти его стоит, хотя-бы для очистки совести, ну в надежде, что у бывшей что-то стронется.

Если с другой стороны нет понимания, любые шаги будут транслироваться ребенку в негативе. Например, в интерпретации бывшей супруги высказанной на суде: «Ему не нужно общение с ребенком, ему нужно лишь позлить меня». С чего у неё такие выводы? Не понятно. Спустя 3-и года после развода обиды давно забыты. Я нормально отношусь к бывшей супруге, в конце-концов она мать моего ребенка и никакого желания её расстраивать у меня нет. Всего-лишь желание наладить общение с дочерью. Но, «Обидеть невозможно. Можно лишь обидеться».

Не смотря на то, что суд — это формальность, подготовиться к нему нужно тщательно. Мне повезло и друзья порекомендовали очень хорошую юристку. Она мать, которая сама пережила подобную ситуацию расставания с мужем. Отношения нейтральные. Она не мешает сыну видится с отцом, поскольку понимает, что это важно для его гармоничного развития. В общем очень важно найти юриста, который не будет формалистом. К сожалению, бывшей жене с юристкой не повезло — чистая формалистка. Для меня затраты составили около 25 тыс. руб. на юриста.

Нужно быть готовым, что на суде обольют помоями. Например, при разводе я оставил квартиру жене с дочерью и никаких попыток  лишить их жилья не предпринимал. Это легко проверить, т.к. не было никаких исков, обращений по разделу имущества и пр. Бывшая отправила грузовым такси мои вещи, оставив себе самое ценное и на этом весь раздел имущества закончился. Я неплохо зарабатываю, чтобы быстро восполнить потери.

Однако, на суде бывшая заявила, что: «Он хотел оставить без квартиры». В общем, в ход идет любая ложь, самая несусветная и бездоказательная, лишь бы показать какой негодяй бывший супруг. Возможно, она пытается себе доказать, какой негодяй бывший, чтобы себе обосновать почему она не дает видится с ребенком.

Это все эмоции, следует быть готовым и в перепалку не вступать. Это бессмысленно. Если вы не лишены родительских прав, то к делу эти бездоказательные заявления отношения не имеют.

Если ребенку 10 лет, то он сам волен решать встречаться ему с отцом или нет. Если лет меньше, то суд просто принимает график и вопросов не возникает. Я слишком долго надеялся на благоразумие бывшей, поэтому время формального назначения графика пропустил. С другой стороны, все, что не делается — к лучшему.

Экспертиза

Если ребенку исполнилось 10 лет и он наотрез отказывается встречаться с отцом, можно подать ходатайство о проведении психической экспертизы.

Нужно понимать,  что любое общение с ребенком настроенным негативно по отношению к отцу — это серьезная нагрузка для психики. Через ребенка решать вопрос рискованно, его нужно решать через мать или не решать вовсе. 🙁 Здесь придется выбирать, либо ребенок с глубокой психической травмой (а она будет в любом случае, т.к. мама над этим уже поработала), поскольку будет постоянный дележ ребенка. Мама будет доказывать, что она всяко лучше, чем отец. Либо оставить все как есть и не нагружать лишний раз детскую психику, в надежде, что став самостоятельной разберется сама. Что лучше никто не скажет, будут лишь домыслы психологов или свои. Детская психика — очень тонкая штука.

Но если идти до конца, то профессиональные детские психологи в беседе с ребенком дадут заключение, оказывается ли на ребенка давление или нет. Им нужно предоставить список вопросов. Пример вопросов для судебной психолого-педагогической экспертизы с целью определения порядка общения с ребенком:

  1. Каковы индивидуальные психологические особенности отца ______, система его ценностей, родительские установки и стиль воспитания.
  2. Каковы индивидуальные психологические особенности несовершеннолетней _____, год рождения______.
  3. Каково психологическое отношение ребенка____ к отцу______. самостоятельно или под влиянием иных лиц было сформировано данное отношение.
  4. Могут ли индивидуальные психологические особенности отца оказать негативное влияние на эмоциональное состояние и особенности психологического и личностного развития ребенка_______.
  5. Учитывая сложившиеся эмоциональные взаимосвязи отца_____ с несовершеннолетней ______год рождения_____, их индивидуальные психологические особенности, психологическое отношение друг к другу, условия проживания отца, возраст ребенка, интересы ребенка, какой график общения ребенка_____ с отцом____ является наиболее приемлемым.

Стоимость экспертизы начинается от 12 тыс руб., если общение психолога только с ребенком. Около 20 — 30 тыс. руб., если ребенок с отцом 25 — 50 тыс. руб. если к общению привлекается мама.

В Нижнем Новгороде судебную психолого-педагогическую экспертизу с целью определения порядка общения с ребенком проводят следующие организации:

  1. ООО НПО «Эксперт Союз». Тел. 413-50-90, 262-13-90, www.expert-souz.ru. E-mail:  info@exper-souz.ru. Стоимость экспертизы от 20 тыс. руб. зависит от кол-ва заданных вопросов. Срок проведения 20-30 дней с момента поступления материалов дела. Эксперт Митиева Марина Сергеевна. Этот эксперт также проводит экспертизу в частном порядке дешевле.
  2.   ООО «ПрофЭксперт-НН». Тел. 414-37-75. www.expert-uristnn.ru. E-mail: profexpert-nn@mail.ru. Один ребенок — 12 тыс. руб., ребенок с одним родителем — 25 тыс. руб., стоимость экспертизы с одним ребенком и двумя взрослыми — 36 тыс. руб. Срок проведения 15 дней с момента поступления материалов дела.
  3. ООО «Волго-окская экспертная компания». Тел. 414-00-40, 415-45-70. voek@list.ru Стоимость 50 тыс. руб. Срок — 30 дней с момента поступления материалов дела.
  4. Марина Сергеевна Митиева. Тел. +7-831-4-195-185, моб. +7-904-042-1196. E-mail: metneva@mail.ru. Стоимость экспертизы 20 тыс. руб.
  5. ФБУ Приволжский региональный центр судебной экспертизы министерства юстиции РФ (г. Н.Новгород, ул. Оранжерейная, д. 46). Сайт: http://www.prcse-murf.ru. E-mail: prcsemurf@gmail.com.

Если экспертиза признает, что на ребенка оказывалось влияние матерью, то можно подать ходатайство на возмещение услуг юриста и экспертизы. Это будет приличная сумма. Жестко и жестоко, но на некоторых женщин это может подействовать отрезвляюще. Хотя, на мой взгляд, любое принуждение кроме негатива ничего более не вызывает. Однако, мне рассказывали истории о позитивном влиянии финансового принуждения.

К сожалению, что делать с экспертным заключением не очень понятно. Несомненно, суд на основании этой бумажки согласует график встреч в куда более выгодном для вас варианте, нежели то, что можно обговорить в мировом соглашении. Однако, это будет жесткое давление на бывшую жену, которое несомненно отразится и на ребенке. Если не решена проблема с матерью, с её осознанием, что она использует ребенка, как элемент шантажа, чтобы причинить побольше боли бывшему мужу, то ничего хорошего от такого действия ждать не приходится. Ребенку доходчиво в очередной раз объяснят, какой папа плохой.

Мировое соглашение

Несомненно, наилучший вариант выхода из этой ситуации — мировое соглашение, но оно должно быть актом доброй воли. Если мировое соглашение заключается вынужденно, например, чтобы избежать затрат на экспертизу, то есть сомнения, что оно будет исполняться. Даже если и будет исполнятся, то скорее формально. При этом по возврату домой ребенок будет проходить очередной психический прессинг. 🙁

При подготовке к подписанию мирового соглашения я пообщался с несколькими детскими психологами. Они все сходились в одном. Первоначально нужно разбираться с обидами мамы на отца, а затем уже выстраивать отношения отца с ребенком. Это, конечно, идеальный вариант.

Ситуация, когда ребенок принял мысль, что мама хорошая, а папа плохой достаточно устойчивая для ребенка. При общении отца с ребенком в отсуствие матери, когда она настроена отрицательно — потенциально травматичная для детской психики. Необходимо участие или точнее соучастие мамы в общении с ребенком и отцом. Понимание, что отец также необходим ребенку, как и мать, причем на различных жизненных этапах даже более. Устранение и очернение отца может привести к большим проблемам у ребенка в будущем, при построении своей семьи.

Spread the love
Запись опубликована в рубрике О жизни, Семья с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.