На перепутье

Так уж случилось, что более 15 лет я отработал в одной компании. Менялись директора, менялась стратегия, задачи… До определенного времени коллектив был почти постоянным, было интересно и комфортно работать, находиться в большой семье единомышленников. Приятно чувствовать себя в некоей роли творца, когда из компании с численностью в два десятка человек получается «монстрик» на полтысячи с разветвленной сетью филиалов.

В какой-то момент влились в крупный датский холдинг на 20 с лишним тысяч человек. Тоже интересно, и опыт уже другой. Увлекательно было общаться с европейскими коллегами и понимать, что между нами, в целом, нет принципиальной разницы. Разговоры о сумасшедшей эффективности сотрудников и ИТ-менеджмента западных компаний не более чем миф, чтобы принизить «отечественного производителя». Люди примерно те же самые по способностям, культуре работы, ленивости, чувству юмора, «тараканам в голове» и прочему. В общем, чудес нет.

Пожалуй, не скажу, что меня поразил европейский ИТ-менеджмент. Не скажу, что есть в нем некая исключительность. Также совершаются ошибки, делаются попытки создавать проекты, срываются сроки. С кем-то комфортнее работать, с кем-то не очень, но коллеги вполне отзывчивы. В общем, все примерно то же самое. Хотя, несомненно, масштабы бизнеса таковы, что невольно проникаешься уважением к людям, которые все же способствуют движению этого монстра, и, похоже, движению вперед.

Для самостоятельного ИТ-руководителя работа в составе крупного бизнеса — определенная ломка и в чем-то деградация. Появляются чужеродные корпоративные стандарты, которые далеко не всегда кажутся эффективными с точки зрения локального бизнеса. Увеличиваются расходы в соответствии с требованиями крупного бизнеса, но это не отражается на росте эффективности компании.

Идет постепенное замещение корпоративного программного обеспечения, используемого в компании, на нечто глобальное, общее и… как правило, неповоротливое, негибкое, добавляются уровни бюрократии в корпоративном ПО. Мелкие доработки внедряются годами — ведь на них завязана работа 20 с лишним тысяч сотрудников. Немного найдется сумасшедших, готовых что-то менять в каком-нибудь SAP с риском затронуть работу огромного количества участников процесса.

Опять же, это реалии жизни. В крупном бизнесе по-другому нельзя. Нередко затратные изменения делаются просто потому, что так у всех: «Пусть безобразно, но единообразно». Причем единообразно по всей группе компаний. Никто не будет разбираться с тем, чтобы сделать по-другому, поскольку для какой-то компании в России следование стандарту неэффективно. Нужно следовать стандарту, как в армии.

Как менеджер понимаешь, что для такого монстра иначе нельзя, все развалится. Все держится на жесткой бюрократии. С другой стороны, осознаешь, что нет смысла в приобретении относительно небольшого живого и постоянно развивающегося бизнеса, если его засовывают в прокрустово ложе глобальной компании: «Ноги что-то не влезли, но это уже никого не волнует. Клиент и без ног неплохо выглядит».

В столь крупном бизнесе, когда «голова» где-то там, «за бугром», все больше начинаешь ощущать себя винтиком в гигантском механизме. Тебя старательно отучают принимать решения и отвечать за них. Хотя руководство компании и утверждает иное на тренингах и семинарах. Ответственность размывается.

Выгорание

Где-то в ту пору начинается движение в сторону выгорания. Не знаю, случайность или закономерность, но это движение начинается как по книгам, при приближении к 40-летней жизненной вехе. К сожалению, осознавать, что что-то идет не так, начинаешь уже к моменту, когда не просто «тлеешь», а скорее вовсю «выгораешь», и уже не очень понято, что делать.

Работа высокооплачиваемым «сантехником» не сказать чтобы вдохновляет. Сколько бы денег ни платили. Надо иметь соответствующий менталитет, чтобы быть счастливым от получения денег за перемещение по водоему, больше напоминающему болото. Впрочем, на тот момент подобные мысли старательно и долго подавляешь, усугубляя ситуацию. Но по-другому вроде бы не можешь, поскольку есть семья, которую полагается «кормить, одевать и обувать», причем желательно не абы как.

Глядя на ту ситуацию с высоты сегодняшнего дня, понимаешь, что в тот период наилучший выход — смена работы. Если развития нет, опыт и знания не востребованы, надо уходить, сколько бы ни платили. Не уйдешь сам — все сложится так, что «уйдут тебя», и это благо, что бы ни казалось в тот момент. Естественно, покидать место работы нужно корректно, постепенно делегируя другим все, чем занимался. Уходить даже на худшие условия, но под задачи, которые «греют», хотя и понимаешь, что «геморроя» ну очень много. Чем больше энергии отдаем, тем больше получаем обратно.

Пора выгорания — тяжелейшая очистительная процедура. Собственно, понимаешь это лишь спустя пару-тройку лет. На момент, когда делается «клизма», ощущения, мягко говоря, неприятные. Потери от «эффекта домино» такие, что выглядят, скорее, как апокалипсис. Когда рушится почти все к чему привык, за что держался. Если жилось спокойно и не было встрясок, а у вселенной были на тебя несколько иные виды в плане миссии, то, скорее всего, наступит момент обрушения.

Неприятно, но действительно стоящие уроки приобретаются, как правило, через боль. «Все, что нас не убивает, делает сильнее». Хороший тренер — это не тот, с кем комфортно. С такими может быть комфортно, но не будет роста. Из своих учителей помнишь тех, кто драл три шкуры, но с ними и развитие было.

Лечение

Момент, когда земля уходит из-под ног, хорош тем, что начинаешь интенсивно хвататься за всё, искать новые жизненные ориентиры. Что самое приятное в выгорании, (но понимаешь это лишь потом) — когда уходят те, кому ты уже не можешь чего-то дать, но всегда появляются те, кто нужен тебе и кому нужен ты. «Вселенная не терпит пустоты» или «свято место пусто не бывает». Кто-то переживает точно такой же этап в развитии (стукнул «сороковник») и тоже нуждается в поддержке. Эдакое «общество анонимных алкоголиков».

Естественно, остаются истинные друзья и близкие, а с некоторыми сближаешься еще больше. Появляется какая-то мудрость для общения на эмоционально ином уровне. Поскольку идет этап разочарования в работе, больше времени начинаешь уделять увлечениям. Давно хотел заняться бегом на длинные дистанции, но все времени не хватало, а точнее, все было настолько хорошо, что лень было этим заниматься и приоритеты другие. В жизни появился человек, который подтолкнул начать. Потом анализировал эту ситуацию и понял, что когда балансируешь на грани принятия решения: с одной стороны, желание, с другой — лень или антижелание оставить все без изменений, в такие моменты важна мельчайшая песчинка, смещающая баланс. Этой песчинкой для меня стала подаренная книга Денни Эбшера «Естественный бег». С этого «небольшого», но значительного подарка все и закрутилось.

Несколько месяцев бегал сам, начал с двух километров, потом дошел до восьми. После нескольких месяцев самостоятельных тренировок влился в клуб «I Love Running», познакомился с позитивными людьми, с которыми хорошо, есть подпитка энергией. Сбегал полумарафон, причем как charity runner. Хотелось попробовать, как это — участвовать в благотворительности.

Когда посетовал старому другу, имеющему большой опыт в маркетинге, что деньги собираются неважно, он ответил: «Нормальные деньги на благотворительность собирают только celebrities». Я ему не поверил, но изменил подход. В результате с напарницей собрали немалую сумму, став первыми, так что «первый блин комом» не вышел. Опыт участия в подобных мероприятиях очень полезен, а люди, с которыми пересекаешься в таких проектах, — вообще отдельная история.

Было множество разных поездок. Каждая из которых — уникальный жизненный опыт. Избавление от внутренних страхов, подчистка «скелетов в шкафу». Возможно, в подобной «уборке» была неосознанная помощь и тем, с кем едешь.

Количество людей, с которыми знакомишься в интуитивном ожидании, что ненароком найдешь путь для выхода из жизненного кризиса, — увеличивается многократно. Люди выходят на тебя, потому что кто-то из них пребывает в сходном состоянии поиска и им нужна поддержка. С кем-то начинаешь общаться сам и угадываешь.

Можно определенно сказать, что состояние выгорания или депрессии — это маяк, что ты что-то сильно притормозил в развитии, возможно, свернул не в ту сторону, для которой пришел в этот мир, либо твое окружение, обстановка, внутренние страхи начинают сильно довлеть над тобой, пора очистится.

Смена работы

Логичный этап переосмысления — смена работы. А прежде — завершение непростого проекта по замене большей части ИТ-инфраструктуры по стандартам датчан. После него ИТ в компании стало другим. Затем увольнение, за которое благодарен руководству. Хотя понял это лишь спустя пару месяцев. Сначала было несколько обидно. Получение отступных за несколько месяцев позволило попутешествовать, почитать книг, затеять какие-то проекты. «Все, что не делается -к лучшему», даже если на момент свершения события кажется, будто это не так.

Спустя несколько месяцев после увольнения мой заместитель попросил встретиться на пять минут, чтобы передать небольшой подарок. При встрече вручил конверт с подарочной картой, объяснив, что это подарок ему от компании за проект по миграции, однако: «Я считаю, что твои заслуги в проекте были значительнее и ты многое сделал для меня». Вторая часть этого секундного признания для меня наиболее ценна.

Одно из наиболее значимых достижений, которое оставляет после себя руководитель, — люди, которым помог измениться. Необязательно какие-то профессиональные изменения. Возможно, изменения в личной жизни, философии, но за что хочется сказать спасибо (хотя в тот момент, бывает, хочется и двинуть). Не всегда удается помочь сподвигнуть на такие изменения, но очень приятно, когда получается.

Поскольку стал больше доверять интуиции, после увольнения была абсолютная уверенность, что, несмотря на сложное время в плане трудоустройства (увольнение в ноябре, перед зимой, когда у многих сокращения из-за сезонности), обязательно найдется работа, где есть проблемы в ИТ.

Это не должен быть крупный бизнес, уж слишком там все забюрократизировано, решения принимаются медленно, реализация долгая, неповоротливая. Работать хотелось в центре принятия решений, если работа в филиале — скорее не то. Перевод компании от режима «тушения пожаров» к стабильной фазе развития —то, что мне интересно. Причем максимально быстрый, отлаженный переход, не как раньше, когда годами нарабатывался опыт, технологии были другие. Сейчас время на реализацию сжимается. Стандартизация и возможность тиражирования такого перехода — задача еще интереснее. Хотя не менее увлекательно вернутся к разработке ПО, от которого несколько отдалился в последние несколько лет.

Интуиция не подвела. Под конец года появилась любопытная работа. Небольшая компания, гораздо меньшие масштабы бизнеса, запущенное ИТ, условия труда хуже, чем в крупном бизнесе, однако есть перспективы для развития компании. Люди в компании позитивные, хотя и не без проблем, конечно. Пожалуй, основной критерий для меня — комфорт общения с людьми в работе. Это показатель, характеризующий руководство, которое набирает персонал. В общем, все выглядит похоже на то, что задумывалось, а как пойдет дальше — посмотрим. Жизнь — непредсказуемая штука, даже когда наступает черная полоса.

Статья на сайте журнала «IT manager»: http://www.allcio.ru/business/management/113795.html 🙂

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Запись опубликована в рубрике О жизни. Добавьте в закладки постоянную ссылку.